Русский язык
Ответ есть!

Какая проблема затрагивается в тексте? Принято считать, что самолюбие – свойство почти отрицательное; во всяком случае, оно должно быть умеренным. А уж ребенку самолюбие положено и вовсе в гомеопатических дозах: «не задирай нос», «не считай себя лучше других», «не выступай», «не задавайся» – список всем известных фраз-наставлений можно продолжить.
Но за всей этой «педагогической мудростью» стоит одно: ребенок еще «ничего из себя не представляет»; дескать, вот когда станешь «кем-то», тогда и будешь демонстрировать самолюбие, а пока потерпи.
Ситуация, чреватая опасностью. Достоинство взрослого человека охраняется нормами поведения, социальным статусом; стоит только нарушить первое или покуситься на второе, ответ последует незамедлительно:
«Как вы со мной разговариваете?»
Достоинство ребенка – если говорить всерьез – не охраняется ничем; он на то и ребенок, чтобы выслушивать поучения, получать наказания, и не дай бог ему выказать несогласие, тем самым показав, что сомневается в справедливости взрослых: за это подозрение, высказанное явно или неявно, наказание возрастет многократно.
Оттого детское самолюбие, как правило, не производная от эгоизма и самолюбования, а реакция постоянно задеваемого человеческого достоинства; достоинства, которое никак не получается охранить в неприкосновенности, и остается только показывать, что оно – есть.
«Несправедливость меня ожесточила: дети самолюбивы не менее взрослых, обиженное самолюбие требует мщения, и я решился отмстить».
Пусть не смущает читателя романтически-романный слог; пусть мщение выглядит фарсом, возрастной карикатурой – прикрепить досаждающему воспитателю на спину бумажку с надписью «пьяница», – здесь важнее само слово – «месть».
У ребенка – таковы установки поведения, общения и по сей день – практически нет легальной возможности восстановить, возместить оскорбленное взрослыми достоинство. Он не может призвать обидчика к ответу, не может «потребовать сатисфакции» в любой форме.
Он должен либо «проглотить» оскорбление – а против этого и так уже оскорбленное достоинство протестует со всей силой, – либо отомстить, показать, что он не пустое место.
Но месть, какой бы она ни была, всегда экстремальный способ восстановления достоинства; в ней самой как в поступке достоинства либо мало, либо вовсе нет.
Так, задевая самолюбие ребенка, заведомо слабейшего по отношению к ним, взрослые провоцируют его на неадекватные поступки, поскольку возможности поступить адекватно, так, как это дело решилось бы между взрослыми людьми, он лишен.
Иногда – и чаще всего – ситуация оканчивается неосуществленными намерениями; прожить что-то в мысли уже само по себе терапевтично. Но парадокс в том, что тот ребенок, в котором крепче, чем у других, установились представления о справедливости, в котором наиболее развито внутреннее «Я», – не стерпит. И тут же окажется в состоянии войны с взрослым миром.
«Первая моя шалость не сделала меня шалуном в самом деле, но я был уже негодяем в мнении моих начальников». И дальше развернутся «боевые действия» с переменным успехом, где и воспитательные действия взрослых, и ответы ребенка будут все менее адекватными.
Но самое печальное в том, что когда достоинство ребенка раз за разом терпит урон, уничтожается, разрушается (полностью или частично) та преграда, которая не позволяет человеку совершать по-настоящему дурные поступки. Эта преграда и есть достоинство человека.

33
Ответы
На мой взгляд (могу и ошибаться), в статье затрагивается проблема авторитарного воспитания, неуважения ребенка, как личности. В статье говорится о том, что даже ребенок имеет право высказать свое мнение, если оно отличается от взрослого, возразить, не согласится. Но подобное детское поведение обычно либо не замечается взрослыми, либо подавляется, часто силой и грубостью. Ребенок не воспринимается, как личность, имеющая свое мнение. В ответ на это он проявляет агрессию, демонстративно хамит, начинает привлекать внимание взрослых негативным поведением. 
68
Ответ получен:
Для добавления нового ответа необходимо авторизоваться на сайте.

Другие вопросы в категории - Русский язык

Lailak
Ishnnara
Виталиан
Хметевский
Malaath
Sairi
Владилен