Русский язык
Ответ есть!

Составить не большой текст для 5 класса на тему:Что нельзя купить?

63
Ответы
Существует множество вещей которые мы покупаем ежедневно, но приходя в магазин каждый день мы даже не задумываемся о том, что нельзя купить. Кажется, что в этом мире есть все. И всё-таки, что нельзя купить в наше современный 21 век Мне кажется , что нельзя купить воздух, кислород, Здоровье -это не материальные вещи , но они самые главные в жизнь человека. А ещё мне кажется, что нельзя купить человеческое отношение , любовь и чувства. (Вывод:из данного текста можно сделать вывод , что купить можно только материальные вещие )
Многие задаются вопросом: "Можно ли купить всё на свете" Но не находят ответа! Эта тема актуальна в наше время,ведь деньги могут решить многие проблемы! Но есть и такие вещи,которые купить нельзя! Например,время или любовь! Многим кажется,что деньги это то,что позволяют быть выше всех,стать выше всех похвал! Но на самом деле,деньгами нельзя купить истинного счастья,того,что могло бы дать тебе стремление к настоящей и безграничной жизни! Мир полон интересными и красивыми вещами и не думаю,что стоит гнаться за бесконечным богатством,на которое не удастся купить духовные блага!
100
Ответ получен:
Для добавления нового ответа необходимо авторизоваться на сайте.

Другие вопросы в категории - Русский язык

Савелий

Какая проблема затрагивается в тексте? Принято считать, что самолюбие – свойство почти отрицательное; во всяком случае, оно должно быть умеренным. А уж ребенку самолюбие положено и вовсе в гомеопатических дозах: «не задирай нос», «не считай себя лучше других», «не выступай», «не задавайся» – список всем известных фраз-наставлений можно продолжить.
Но за всей этой «педагогической мудростью» стоит одно: ребенок еще «ничего из себя не представляет»; дескать, вот когда станешь «кем-то», тогда и будешь демонстрировать самолюбие, а пока потерпи.
Ситуация, чреватая опасностью. Достоинство взрослого человека охраняется нормами поведения, социальным статусом; стоит только нарушить первое или покуситься на второе, ответ последует незамедлительно:
«Как вы со мной разговариваете?»
Достоинство ребенка – если говорить всерьез – не охраняется ничем; он на то и ребенок, чтобы выслушивать поучения, получать наказания, и не дай бог ему выказать несогласие, тем самым показав, что сомневается в справедливости взрослых: за это подозрение, высказанное явно или неявно, наказание возрастет многократно.
Оттого детское самолюбие, как правило, не производная от эгоизма и самолюбования, а реакция постоянно задеваемого человеческого достоинства; достоинства, которое никак не получается охранить в неприкосновенности, и остается только показывать, что оно – есть.
«Несправедливость меня ожесточила: дети самолюбивы не менее взрослых, обиженное самолюбие требует мщения, и я решился отмстить».
Пусть не смущает читателя романтически-романный слог; пусть мщение выглядит фарсом, возрастной карикатурой – прикрепить досаждающему воспитателю на спину бумажку с надписью «пьяница», – здесь важнее само слово – «месть».
У ребенка – таковы установки поведения, общения и по сей день – практически нет легальной возможности восстановить, возместить оскорбленное взрослыми достоинство. Он не может призвать обидчика к ответу, не может «потребовать сатисфакции» в любой форме.
Он должен либо «проглотить» оскорбление – а против этого и так уже оскорбленное достоинство протестует со всей силой, – либо отомстить, показать, что он не пустое место.
Но месть, какой бы она ни была, всегда экстремальный способ восстановления достоинства; в ней самой как в поступке достоинства либо мало, либо вовсе нет.
Так, задевая самолюбие ребенка, заведомо слабейшего по отношению к ним, взрослые провоцируют его на неадекватные поступки, поскольку возможности поступить адекватно, так, как это дело решилось бы между взрослыми людьми, он лишен.
Иногда – и чаще всего – ситуация оканчивается неосуществленными намерениями; прожить что-то в мысли уже само по себе терапевтично. Но парадокс в том, что тот ребенок, в котором крепче, чем у других, установились представления о справедливости, в котором наиболее развито внутреннее «Я», – не стерпит. И тут же окажется в состоянии войны с взрослым миром.
«Первая моя шалость не сделала меня шалуном в самом деле, но я был уже негодяем в мнении моих начальников». И дальше развернутся «боевые действия» с переменным успехом, где и воспитательные действия взрослых, и ответы ребенка будут все менее адекватными.
Но самое печальное в том, что когда достоинство ребенка раз за разом терпит урон, уничтожается, разрушается (полностью или частично) та преграда, которая не позволяет человеку совершать по-настоящему дурные поступки. Эта преграда и есть достоинство человека.

2019-09-05 06:46:27

Lailak
Ishnnara
Виталиан
Хметевский
Malaath
Sairi